суббота, 22 марта 2014 г.

Сюрприз из Поднебесной

Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в мире
В статьях «Оверлорд» по-пекински», «Логика китайской морской стены», «Атака китайского авиапрома» и «Китай готов к большой войне» еженедельник «ВПК» рассказал о нынешнем состоянии обычных сил НОАК. Теперь речь о ядерном оружии.

Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится. Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь по крайней мере несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

Сколько ракет, никто не знает

Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД. Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет. Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

БРСД DF-3 со средствами обеспечения и обслуживания на китайской ракетной базе
Источник: mil.news.sina.com.cn

Всего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи километров) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тысячи километров) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи километров) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500.

Пуск китайской МБР JL-2. Источник: chinesemilitaryreview.blogspot.com

Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

Воздушный компонент китайских ядерных сил описан в статье «Атака китайского авиапрома». В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО. Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

Подземные убежища и запасные города

В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится ядерной войны.

В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений. Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных). Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай ядерной войны. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

По сути КНР сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести любую войну, как обычную, так и ядерную. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.


Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 28 (496) за 24 июля 2013 года
Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе

Китай на рынках вооружения: от коммерции до геополитики

Превращение Китая в мировую державу невозможно без военного "возвышения". В чем новое руководство видит задачи КНР на мировых рынках вооружений? Насколько тесно будут связаны коммерческие, геополитические и военные задачи Поднебесной в ближайшее время?

Экспортер и потребитель. Как это сочетается?

Китай в среде военных экспертов долгое время воспринимался исключительно как "классический" потребитель (импортер) продукции. Это полностью соответствовало действительности. Был, правда, у Пекина небольшой опыт внешних продаж, когда он в 1980-е годы поставлял воюющим между собой Ираку и Ирану (война 1980 – 1988 гг.) старые советские образцы стрелкового оружия и военной техники. Однако называть это китайским военным экспортом, строго говоря, было нельзя.

Качественный прорыв случился недавно. По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ) – признанного экспертного центра в этой сфере, - в 2012 году Китай, неожиданно для многих, врывается в группу лидеров-экспортеров, наторговав на 8,3 млрд долларов и обойдя признанного экспортера Великобританию с ее 3,6 млрд. Цифры и факты проверялись другими центрами и экспертами. Все сходилось. Причем речь шла не о перепродажах российского оружия. Таким образом, Китай, оставаясь одним из главных потребителей, одновременно превратился в крупного поставщика оружия и техники. Как это возможно?

Ответ, видимо, кроется в специфике формирования китайского военно-промышленного комплекса (ВПК) и китайской экономики в целом.

Китайский ВПК – относительно недавний продукт политики реформ. Китайское руководство считает, что растущему Китаю нужна мощная и современная армия. В 1990-е годы шли огромные закупки российских вооружений и техники, которые не только поступали в войска, но также тщательно изучались и копировались. К слову, именно эти закупки и спасли российский ВПК в "трудные 90-е" от полного разорения. Они же в определенной степени способствовали и технологическому прогрессу китайского ВПК.

От копирования к производству. Что нужно беречь от китайцев?

Западные эксперты часто называли экономику КНР особенно в конце 1990-х – начале 2000-х – "экономикой копирования", что отчасти соответствовало истине. Но особенного эффекта китайцы достигли тогда именно в военной сфере.

Китайский ВПК фактически впитал почти все продаваемые образцы российских, европейских, израильских вооружений. Использованы были и американские ноу-хау. К этому нужно добавить появившиеся на волне успехов реформ большие финансовые и технологические возможности Пекина. В результате к середине 2000-х годов Китай смог сформировать современный оборонно-промышленный комплекс, предъявив миру военную продукцию с маркой "сделано в Китае".

Конечно, не обошлось без скандалов и недоразумений. Многие виды китайской техники (особенно в авиации) все-таки до боли напоминали лучшие образцы российских Мигов или американских истребителей различных модификаций. При этом китайская военная промышленность по отдельным направлениям продолжает сильно зависеть от поставок зарубежных комплектующих. Как считает один из ведущих российских экспертов в сфере азиатских военных технологий и вооружений Василий Кашин, китайский авиапром, например, на 100 % продолжает зависеть от российских авиадвигателей.

Понятно, что российским соответствующим службам это достояние нужно беречь как "зеницу ока", как, впрочем, и другие секреты. Как говорится, "дружба – дружбой, а табачок (в смысле военные наработки) исключительно врозь".

Новейшие образцы Чжухая. Виртуальная атака на индийский авианосец

Иностранных наблюдателей китайские военные достижения особенно впечатлили на последних авиавыставках в Чжухае. На выставке 2012 года, например, западные эксперты испытали легкий шок от увиденной демонстрации стендовой модели стелс - истребителя (Shenyang J-31), а также серии новых китайских беспилотников (БЛА), которые, как выяснилось, уже давно стоят на вооружении НОАК. Первые разработку этой техники государственная корпорация ASN начала еще в 1996 году.

Модель китайского истребителя J-31 на выставке в Чжухае, ноябрь 2012г. Источник: defence.pk

В Чжухае, чтобы, как говорится, закрепить эффект, китайские устроители во время презентации новой модели БЛА показали видеоролик о виртуальной атаке новейшей модели китайского беспилотника на индийский авианосец. Причем авианосец имел реальное название и уже спущен на воду. Атака, как можно легко предположить, была удачной. Трудно сказать, присутствовали ли во время демонстрации индийские военные. Им это кино точно бы не понравилось.

В любом случае фильм, по замыслу китайских организаторов, видимо, носил не только рекламный, но и "воспитательный" характер. Региональное соперничество Китая и Индии, а также неурегулированный территориальный спор становятся важными стимулами для перевооружения китайской и индийской армий.

Российский вектор. Чего хотят китайцы?

Китайский интерес к российским военно-техническим разработкам сохраняется. Понятно, что со временем структура китайских закупок в РФ меняется. КНР хотела бы приобретать не массовые (серийные) партии, а проводить более точечные закупки российской высокотехнологичной продукции. Баланс между потребностями Китая и интересами российского ВПК приходится искать в ходе переговоров. Однако результаты обнадеживающие. В прошлом году из всего объема контрактов, заключенных компанией "Рособоронэкспорт", на Китай пришлось 12 %, или более 2,1 миллиарда долларов.

Нарастает интенсивность российско-китайских военных обменов, сотрудничества министерств обороны, двусторонних и многосторонних (в рамках ШОС) военных учений - "Мирная миссия" 2005 – 2011 годов.

5–12 июля 2013 года в акватории залива Петра Великого прошло российско-китайское учение "Морское взаимодействие–2013", в котором участвовало 20 боевых кораблей и несколько тысяч военнослужащих с обеих сторон.

К слову, НОАК тренируется не только с Россией, и интенсивность таких контактов растет. Лишь за два последних года китайская армия провела 21 совместное учение с вооруженными силами зарубежных стран, в то время как за всю 10-ю пятилетку (2006-2010 годы) — 32.

Другими словами, можно говорить не только о расширении выхода Китая на рынки вооружений, а о комплексном военном "возвышении". В Китае создается передовой военно-промышленный комплекс, происходит ускоренная модернизация НОАК, расширяется участие китайских военных в различных мероприятиях за рубежом - от миротворческих операций до совместных учений.

Китай, до поры до времени, согласно завету Дэн Сяопина, остававшийся в тени и скрывавший свои возможности, уверенно превращается в мощную военную державу, которая будет влиять на баланс сил в мире в XXI веке.


Сергей Лузянин
Права на данный материал принадлежат Голос России
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе

пятница, 21 марта 2014 г.

Китай: покупает, копирует, производит

Стратегия перевооружения армии и флота Поднебесной базируется как на импорте ВВТ, так и на собственных разработках

По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), общие расходы на вооружение в мире в 2012 году составили 1,75 триллиона долларов, что на 0,5 процента меньше, чем в 2011-м, и это снижение показателя отмечается впервые с 1998 года. Формируется новая устойчивая тенденция: уменьшение военных бюджетов в развитых государствах, таких как США, Австралия, Канада, Япония, и одновременное увеличение показателей в странах Азии, Восточной Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Латинской Америки. Военный бюджет Китайской Народной Республики в настоящее время – второй в мире после США и в 2012 году возрос на 7,8 процента – до 11,5 миллиарда долларов. Согласно аналитическому отчету «Милитари бэланс-2013» (Military Balance-2013) Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies – IISS) он продолжит расти.

В 2012–2013 годах основной объем военных ассигнований КНР пришелся на развитие новых программ в сфере вооружений с целью модернизации и повышения боевых возможностей Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По мере расширения региональных и международных интересов страны расширяются международные обязательства ее вооруженных сил, в особенности по поддержанию мира, борьбе с пиратством, гуманитарной помощи, помощи при бедствиях и катастрофах, совместным маневрам. Помимо содействия модернизации НОАК, цель этих обязательств, по всей видимости, состоит в создании политических связей Китая и снижении международной обеспокоенности усилением его влияния, особенно в Азии. Все эти задачи требуют повышения боевой эффективности НОАК.
[cloud]“Пекин больше не полагается на импорт в деле модернизации своей армии. Наметилась тенденция сокращения технологического отставания от наиболее развитых западных стран”[/cloud]

В числе наиболее заметных событий 2012 года эксперты назвали спуск на воду первого китайского авианосца «Ляонин». Он создан на основе корпуса недостроенного советского тяжелого авианесущего крейсера (ТАКР) «Варяг» и достигнет боеготовности через несколько лет. Модернизация корабля и интенсивная подготовка плавсостава и экипажей авиагруппы отчетливо показывают намерение Пекина усиливать авианосные возможности ВМС. В этой связи эксперты бурно обсуждают вопрос, согласится ли Минобороны КНР тренировать морских летчиков на украинском (ранее советском) наземном испытательно-тренировочном комплексе авиации (НИТКА), учитывая, что ВМФ РФ отказался от его использования. Верховная рада должна принять законопроект, согласно которому военное ведомство Украины сможет сдать комплекс в аренду Пекину. Аналитики считают основной самолет китайской палубной авиации J-15 («Цзянь-15») нелицензионной копией российского Су-33К. Сам «Ляонин» по своим характеристикам очень похож на ТАКР «Адмирал Кузнецов». Вследствие этого процесс подготовки китайских летчиков существенно упрощается. Хотя активно развивается центр подготовки морской авиации на авиабазе «Янь Лян» около города Сянь, НОАК очень заинтересована в тренировках на полигоне НИТКА, так как Китай разрабатывал свой единственный авианосец с минимальной иностранной помощью. Самостоятельная подготовка экипажей для него увеличивает риск катастроф и откладывает время ввода корабля в строй.

Истребитель J-15 на борту авианосца "Ляонин". 23 ноября 2012. Источник: news.xinhuanet.com

Одновременно национальные ВМС большое внимание уделяют палубным вертолетам. В 2012 году зафиксированы полеты с «Ляонина» машин дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Z-8 производства компании «Чанхэ эйркрафт индастриз корпорейшн» (Changhe Aircraft Industries Corporation, Changhe). Вертолет является лицензионной копией SA-321 «Супер Фрелон» (Super Frelon) производства «Еврокоптер» (Eurocopter). Кроме того, Китай закупил российские Ка-31 и Ка-28 компании «Камов». Успехи Поднебесной в области разработки тактики морских авиационных групп для защиты кораблей от воздушных и надводных угроз пока неизвестны.

В стране также ведется разработка самолета ДРЛО JZY-01. В июле 2012 года были опубликованы фотографии его опытного образца. Однако эксперты не сошлись во мнении относительно того, будет ли он использоваться на китайском авианосце, но большинство считают, что самолет обладает такой возможностью. По спектру боевых задач JZY-01 аналогичен американскому самолету ДРЛО E-2 «Хокай» (Hawkeye). Увеличиваются объемы тренировок по взлету и посадке на авианосец самолетов J-15. По данным «Милитари бэланс-2013», в ходе испытаний использовались макеты противокорабельных ракет (ПКР). Это позволяет предположить, что истребитель в случае конфликта будет применяться в том числе для борьбы с корабельными группировками. Тот же источник сообщает, что «Ляонин» оснащен РЛС с активной фазированной решеткой (АФАР) и поисковой трехмерной (3D) РЛС «Си Игл» (Sea Eagle). В состав бортового вооружения корабля входят четыре зенитных ракетных комплекса (ЗРК) FL-3000N «Флаинг Леопард» (Flying Leopard) с боекомплектом по 18 ракет, а также две противолодочные системы по 12 ракет в каждой. Марка вооружения не называется. Эксперты считают, что на «Ляонин» могут быть размещены (или уже установлены) ПКР.

Тотальная модернизация

Кроме авианосца, китайский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) реализует широкий диапазон чрезвычайно интересных проектов. В июле 2012-го появились фотографии пусковой установки, которая предположительно будет использоваться для запуска крылатых ракет DH-10, предназначенных для ударов по наземным объектам. Сухопутный вариант этого оружия ввели в строй в 2006–2008 годах, авиационный же находится в разработке и будет доведен в ближайшее время.

Продолжается программа создания эсминцев 052D «Луян-3» (Luyang III), первые изображения которых на воде опубликованы в августе 2012 года. Наблюдатели сумели различить 64 вертикальные пусковые установки (ВПУ) ракет неопределенного типа и обозначения. В настоящее время неизвестно, будут ли ВМС строить один-два эсминца, чтобы каждая мини-серия становилась более совершенной в рамках своего класса, или, напротив, начнут массовое производство. Вероятнее второй вариант, так как Китай достиг максимальных возможностей в кораблестроении. Тогда корабли устаревающих классов (например эсминец проекта 052C) будут постепенно модернизированы до соответствия уровню новых боевых единиц.

Специалисты ранее отмечали в качестве уязвимых мест ВМС НОАК отсутствие зарубежных морских баз и транспортов пополнения запасов кораблей (ТПЗК). Но в марте и мае 2012 года китайцы спустили на воду два ТПЗК класса «Фуши» (Fuchi), сразу удвоив количество этих судов. Большое значение Пекин придает защите прибрежной зоны. В первом полугодии 2012-го ВМС страны получили шесть фрегатов проекта 056. Они могут использоваться в борьбе с подводными лодками, которые сейчас активно закупают соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР). Против субмарин также разрабатывается морской патрульный самолет Y-8FQ (или GX-6). Впервые его показали в ноябре 2011 года. По данным зарубежных источников, он совершил первый испытательный полет не позднее января 2013-го.



«Милитари бэланс-2013» обращает внимание на то, что Китай при защите своих интересов использует не только укрепление военной мощи, но и более мирные средства. Имеются в виду экономическое давление и полувоенные организации. Для примера можно привести вспомогательные невооруженные суда морской наблюдательной службы (МНС) КНР, которые неоднократно применялись при попытках добиться суверенитета над рядом островов в Южно-Китайском море. То есть Пекин имеет инструменты демонстрации своих намерений, не опасаясь существенного роста напряженности в АТР. Вообще МНС уделяется существенное внимание и до конца 2018 года ее ряды могут пополнить 36 судов. Также существует практика передачи этой организации судов, выведенных из состава ВМС НОАК. В частности, в 2012-м МНС получила два фрегата и два вспомогательных судна, ранее принадлежавших флоту. КНР имеет еще четыре морские организации. Это командование охраны прав рыболовства (КОПР), администрация безопасности мореходства (АБМ), служба береговой охраны (СБО), генеральная таможенная администрация (ГТА). Чаще других используются суда МНС и КОПР, которые вместе с АБМ действуют в иностранных портах (суда СБО и ГТА в основном в прибрежных водах).

Китай также разрабатывает баллистические ракеты подводных лодок. БРПЛ JL-2 с дальностью 7500 километров должна достигнуть боевой готовности уже в текущем году, существенно усилив ВМС НОАК. Сейчас ВМС располагают тремя атомными подводными лодками с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) проекта 094 («Цзинь», Jin). К 2020-му их число увеличится до пяти. Кроме того, продолжаются проекты 096 (ПЛАРБ) и 095 (АПЛ с ракетно-торпедным вооружением). Согласно ряду отчетов создаются баллистические ПКР DF-21D, усовершенствованные версии DF-21, с дальностью 1500 километров. Еще в 2010 году представители Республики Китай на Тайване утверждали, что ряд частей НОАК пополнился новыми баллистическими ракетами средней дальности (РСД) DF-16.

В июле 2012 года некоторые официальные представители США заявили, что КНР провела испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) DF-41. Она может стать первым китайским изделием, способным поразить цели на Американском континенте. Предполагается, что МБР будет оснащена разделяющейся головной частью с индивидуальным наведением боевых блоков на заданные цели (РГЧ ИН), что существенно повысит эффективность ее применения. Однако до сих пор неизвестно, имеется ли РГЧ ИН на самой дальнобойной в настоящее время ракете DF-31A.

Для ВВС Пекин продолжает развивать истребители типа J-11 («Цзянь-11»), особенно его ударную версию J-16 («Цзянь-16»). Ведутся испытания двух прототипов истребителя J-20, третий прототип был показан в октябре 2012-го. Полеты этого типа авиатехники вызвали обеспокоенность Японии в августе 2013 года. Интересна разработка малозаметного среднего истребителя J-21 или J-31. Наконец, продолжается замена устаревших типов самолетов на средний истребитель J-10.

Возможности военно-транспортной авиации (ВТА) НОАК повышаются за счет приобретения военно-транспортных самолетов (ВТС) Ил-76 у Белоруссии. Переговоры с Россией об их поставке были прерваны, так как Москва не смогла обеспечить сборку требуемого числа машин в оговоренные сроки. Как считают эксперты «Милитари бэланс-2013», в ближайшее время может быть заключен контракт на поставку модернизированной версии Ил-76МД-90А (известного как Ил-476). Кроме того, ВВС НОАК разрабатывают собственный ВТС Y-20. Сложности с развитием программ по усилению ВТА могут отразиться на создании самолетов ДРЛО и самолетов-заправщиков. В настоящее время построено только пять самолетов ДРЛО KJ-2000, в то время как основным топливозаправщиком остается соответствующая версия H-6 (советский Ту-16).


Сухопутные войска (СВ) имеют приоритет при планировании оборонных расходов, хотя значительные суммы выделяются на переоснащение флота, авиации и ракетных войск и артиллерии (РВиА). По мнению специалистов, это свидетельствует о том, что китайская стратегия существенно изменилась. Основной функцией армии считается оборона границ, что подтверждает и четкое разделение между военной полицией и вооруженными силами. Основной оперативной единицей СВ теперь стала бригада, а не дивизия. В зависимости от вооружения выделяются три типа – легкие, средние, тяжелые.

Новая техника в армию поступает постоянно. В 2010 году у южноафриканской компании «Мобайл Лэнд Системз» (Mobile Land Systems) были закуплены 11 защищенных от подрывов машин типа MRAP (Mine-Resistant Ambush-Protected) и соответствующие технологии. В июне 2012-го китайская компания «Норинко» (Norinco) представила новую боевую машину пехоты (БМП) 8M. Предположительно в ней использованы южноафриканские технологии, так как обычно китайский ОПК защищает свою технику навесной броней на болтах, а на фотографиях 8М ее не видно. Пока не решено, примут ли новые БМП на вооружение армии и военной полиции или начнут производить на экспорт. Особое внимание также придается противотанковым ракетным комплексам (ПТРК) второго поколения с наведением снарядов по проводам и лазерному лучу. Развиваются программы по созданию различных БМП, в том числе легких. В 2012 году в войска начала поступать БМП ZBD-08. Как и предшественница ZBD-04, внешне она напоминает советские и российские БМП-1 и -2, но имеет улучшенную бронезащиту и основное орудие. Шасси ZBD-08 также используется для производства других образцов техники типа колесного бронетранспортера ZBD-09 и амфибийной десантной машины ZBD-05.

Экспортный прототип боевой машины пехоты ZBD04 (WZ502)(Китай)

Коллеги навек

Помимо реализации собственных оружейных проектов, важную роль в укреплении китайской военной мощи играет закупка иностранных вооружений. Вышеизложенная информация о наиболее интересных разработках китайского ОПК со всей очевидностью демонстрирует важность импорта. В одном из докладов Министерства обороны США, который цитируется в отчете «Развитие и модернизация китайских вооруженных сил. Взгляд с Запада» Центра стратегических и международных исследований CSIS (Centre for Strategic and International Studies), написано: «Китай полагается на иностранные технологии, закупку ключевых компонентов двойного назначения и сосредоточивает внимание на собственных НИОКР для модернизации национальных ВС».

Хотя с середины 2000-х годов страна существенно сократила импорт в абсолютных и относительных показателях, она по-прежнему приобретает готовые военные системы, активизирует развитие оборонного производства с иностранным участием, лицензионное производство и обратный инжиниринг (воспроизведение изделий путем копирования). Кроме того, Китай занимается кибершпионажем в отношении отдельных видов оружия, например, американских истребителей F-35. Вероятно, тенденция сохранится следующие несколько лет из-за продолжающихся трудностей в развитии ключевых технологий, считают западные эксперты.

Как отмечается в докладе СИПРИ за 2012 год, китайский ОПК начал выпускать несколько новых видов вооружений и снизил зависимость от иностранных поставок. Если в 2003–2007-м Пекин был крупнейшим импортером продукции военного назначения (ПВН) на мировом рынке, то в 2008–2012-м он переместился на второе место с показателем 7,5 миллиарда долларов, сократив объем закупок на 47 процентов. СИПРИ отмечает, что новые китайские системы вооружений продолжают базироваться на значительном количестве зарубежных комплектующих. О первом авианосце уже сказано выше. Наиболее массовые серийные истребители J-10 и J-11 используют российские турбореактивные двухконтурные двигатели (ТРДД) АЛ-31ФН и таких примеров много.


В докладе Пентагона за 2013 год отмечено, что Россия остается основным поставщиком вооружений и материально-технического обеспечения в Китай, включая перспективные истребители, вертолеты, ракетные системы, подводные лодки, эсминцы, а также лицензии на производство некоторых видов. В подтверждение стоит привести еще ряд примеров. С 1996 года Россия экспортировала в общей сложности 76 Су-27 (36 Су-27СК и 40 Су-27УБК) в рамках трех контрактов – двух по 24 и одного на 28 машин. В том же 1996-м стороны подписали соглашение стоимостью 150 миллионов долларов по передаче КНР технологий и комплектующих, а также оказание необходимой технической поддержки на производство Су-27. Согласно условиям Москва обязалась помочь китайскому предприятию «Шеньян авиэйшн компани» (Shenyang Aviation Company – SAC) в создании производственной линии и выпуске 200 Су-27 в течение последующих 15 лет. Двигатели, РЛС, БРЭО и системы вооружения закупались в России напрямую. Также Пекин получил 38 многоцелевых истребителей Су-30МКК и 24 истребителя Су-30МК2 для ВМС НОАК.

В настоящее время стороны ведут переговоры о поставках многоцелевых Су-35 поколения «4++». Изначально Китай пожелал закупить 24 истребителя, что и закрепили в первом варианте контракта. Но в ходе переговоров заявленное количество самолетов может быть изменено в любую сторону, отмечают источники в российском ОПК. Поставки ожидаются со второй половины 2014 года. Соглашением также предусматривается создание в Китае с помощью российских компаний сервисно-технического центра (СТЦ) по обслуживанию Су-35. Авионику и бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для модели производит концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). Представитель компании заявил, что китайская сторона получит только аппаратную часть, а математические алгоритмы управления поставляться не будут. Речь идет в том числе о технологии бесплатформенной инерциальной навигационной системы (БИНС) и новейшем радиолокационном комплексе «Ирбис».

Поставки российских истребителей сыграли ключевую роль в становлении китайского военного авиастроения. Еще десять лет назад там не производили ни одного конкурентоспособного боевого истребителя, а сейчас уже эксплуатируются JF-17 и J-10. Вероятно, они сопоставимы с самыми современными мировыми моделями. Одновременно Китай выпускает удешевленные истребители на базе классического МиГ-21, копии российского Су-27 под наименованием J-11B и палубного истребителя Су-33 – J-15. Специалисты двух конкурирующих авиастроительных компаний «Чэнду» и «Шэньян» уже построили опытные образцы истребителей нового поколения – J-20 и J-31 с применением технологий малозаметности («Стелс»). Для них расширена линейка авиационных ракет, разработано оборудование нового поколения, в том числе бортовая радиолокационная станция с активной фазированной антенной решеткой (БРЛС с АФАР) и инфракрасная поисково-прицельная система.

К настоящему времени Пекин приобрел 12 неатомных подводных лодок (НАПЛ) проектов 877ЭКМ и 636 класса «Кило» с различным составом вооружения. В частности, российские технологии нашли применение в китайском проекте 041 (класс «Юань»), который ведется с 2004 года. На начало 2013-го в строю ВМС НОАК имеется четыре НАПЛ (330, 331, 332, 333). Одна субмарина в постройке, планируется строительство еще трех лодок. Сейчас Китай заинтересован в приобретении новых «Амур-1650» разработки центрального конструкторского бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин». Как полагают эксперты Исследовательской службы конгресса США, внимание к «Амуру» связано с планами дальнейшего изучения технологий подводного кораблестроения мирового уровня и их внедрением в собственные разработки.



Как сообщил представитель ЦКБ МТ «Рубин», предприятие совместно с Рособоронэкспортом уже ведет переговоры с Пекином о создании подлодок на базе НАПЛ «Амур», существует соответствующий рамочный контракт, подписанный Рособоронэкспортом. «Китай не интересуют закупки подводных лодок. Скорее всего речь пойдет о выборочном взаимодействии по специальным технологиям проектирования отдельных компонентов», – подчеркнул он.

Также Китай получил несколько дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300, а теперь, пишет лондонский еженедельник «Джейнс дифенс уикли» со ссылкой на директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС России) Александра Фомина, намерен приобрести ЗРС С-400 в начале 2015 года. Но еще в 2010-м представители российского ОПК отмечали проблемы с производством на предприятиях концерна ПВО «Алмаз-Антей», что делает невозможным какие-либо поставки систем по крайней мере до 2017-го. Издание также уточняет, что сначала определенное количество С-400 должно быть изготовлено для Вооруженных Сил РФ на замену устаревающих С-300.

По словам главы Рособоронэкспорта Анатолия Исайкина, КНР входит в список предполагаемых покупателей нового учебно-боевого самолета (УБС) Як-130 разработки и производства компании «Иркут». В 2012 году Пекин также заказал 55 транспортных вертолетов Ми-17. Между тем в отчете CSIS отмечено, что помимо официальных контрактов китайцы используют широкую, хорошо организованную сеть сбора из зарубежных источников информации по чувствительным технологиям и контролируемому экспорту. Многие компании национального ОПК выполняют научно-исследовательские работы в военной и гражданской сфере. Эти аффилированные с государством предприятия и НИИ под видом гражданских исследований обеспечивают для НОАК доступ к достижениям технического прогресса. Китайские специалисты активно участвуют в научных конференциях и симпозиумах, фирмы организуют совместные производства и исследования. Если дело касается ключевых технологий в сфере национальной безопасности, находящегося под контролем государства оборудования и другого материально-технического обеспечения (МТО), недоступного для коммерческого пользования, то Пекин использует разведслужбы и другие тайные методы, включая кибершпионаж.

Копировальные работы

Американские аналитики обеспокоены, что приоритетом китайской стратегии приобретения передовых технологий является политика гражданско-военной интеграции с целью разработки инноваций двойного назначения и развития промышленной базы. ОПК КНР развивался путем интеграции с расширяющимися гражданскими секторами экономики, науки и техники, особенно с теми, которые имеют доступ к иностранным технологиям. Речь идет о перспективной авиации, космосе, авионике и системах управления полетом, программных кодах, лампах бегущей волны (ЛБВ), приборах ночного видения (ПНВ), монолитных микроволновых интегральных схемах, информационных и кибернетических технологиях.

Дифференциация гражданского и военного назначения продукции в Китае очень сложна из-за непрозрачных корпоративных структур, скрытых собственников активов и связей персонала с центральным правительством. Некоторые коммерческие предприятия связаны с НИИ армии и правительственными структурами типа Госкомиссии по контролю и наблюдению за активами. Приобретение товаров двойного назначения создает серьезные проблемы, когда дело касается всесторонней картины технологических возможностей НОАК. Преобладание управляемых государством компаний в сочетании с политикой гостайны затрудняет отслеживание применения отдельных продуктов. Если судить по ежегодным отчетам Пентагона, кажется вероятным, что Китай систематически эксплуатирует товары двойного назначения в военных целях.

Вашингтон опасается, что участие НОАК в статусе наблюдателя на международных учениях с применением американского оборудования и оружия при определенных обстоятельствах может привести к непреднамеренным последствиям и несанкционированному раскрытию данных. «Санкции Тяньаньмэня» США запрещают передачу Китаю американских предметов военного снабжения, оборонных услуг, технических данных и/или технологий, а также раскрытие информации по ним. Кроме того, закон о контроле за экспортом оружия и руководство по международной торговле оружием характеризуют КНР как страну, для которой США запрещают передачу или экспорт военного имущества, включая технические данные, и услуги в сфере ОПК.

В целом у специалистов создается впечатление, что Пекин больше не полагается на импорт в деле модернизации своей армии. Промышленность страны демонстрирует возможность заниматься практически всеми отраслями без внешней помощи, наметилась тенденция сокращения технологического отставания от наиболее развитых западных стран. Однако внезапное прекращение закупок за рубежом способно существенно задержать системное перевооружение армии. Вероятно, зависимость от обратного инжиниринга (воспроизведения), а де-факто от зарубежных вооружений продлится по крайней мере еще одно десятилетие, делают вывод эксперты. Многие современные китайские системы вооружений, особенно авиационной техники, импортированы из России (Су-27 и Су-30) или являются копиями российских разработок. К тому же значительная часть систем местной разработки базируется на зарубежных технологиях. В частности, вертолеты, РЛС и авиадвигатели разрабатываются, импортируются или производятся по лицензиям с широким применением российских и европейских технологий. Также актуальным вопросом для КНР является качество военной продукции по методу обратного инжиниринга. Специалисты оценивают его как очень низкое, что затрудняет адаптацию высокотехнологичных вооружений в НОАК.

Быстро, тайно и по дешевке

Частично импорт зарубежных вооружений компенсируется экспортом китайской ПВН. Это небольшой сегмент в торговом балансе огромной державы, но впечатляют темпы роста. В период между 2002–2006 и 2007–2011 годами экспорт китайского оружия вырос на 95 процентов. В начале 2013-го СИПРИ объявил, что КНР на пятом месте в списке крупнейших мировых экспортеров вооружений. Согласно оценкам Пентагона в 2007–2011 годах Поднебесная подписала контракты на поставку обычных вооружений различного назначения общей стоимостью 11 миллиардов долларов. В 2012-м КНР продемонстрировала БЛА «Илун», который, возможно, также будет продаваться на внешнем рынке. Предполагалось, что с начала 2012 года китайский экспорт вооружений станет расти более медленными темпами по мере развития оборонпрома. Основными потребителями китайской ПВН являются страны Азии, Ближнего Востока и Северной Африки, а самый крупный партнер – Пакистан. Пекин не только экспортирует туда готовую продукцию, но и участвует в совместных программах вооружений, таких как истребитель JF-17 «Тандер» (Thunder), фрегаты с вертолетами на борту F-22P, реактивные УТС K-8 «Каракорум», истребители F-7, самолеты ДРЛО, ОБТ, ракеты класса «воздух-воздух», ПКР, легкая бронетехника.

Страны Африки южнее Сахары рассматривают Китай в качестве поставщика недорогих вооружений, политическое влияние которого меньше по сравнению с другими экспортерами. Для Пекина в свою очередь такая торговля важна в качестве комплексного средства улучшения торговых отношений, гарантий доступа к национальным ресурсам (особенно к нефти), увеличения влияния в регионе, укрепления международного статуса. Несанкционированные поставки африканским государствам китайского оружия являются предметом озабоченности США и ООН. В июне 2012 года была сделана попытка регулирования рынка легкого стрелкового оружия путем подписания соответствующего договора.

Как отмечено в одном из отчетов Исследовательской службы конгресса, Китай не выходил на мировой рынок торговли оружием до начала ирано-иракской войны (1980–1988). Основной характеристикой экспорта была его общедоступность, оружие поставлялось при любых условиях и в любом количестве участникам боевых действий вне зависимости от наличия международного эмбарго. Так китайский оружейный бизнес стал региональным, ориентированным на третий мир. В 2005 году сумма многосторонних контрактов оценивалась в 2,7 миллиарда долларов, в 2007-м – 2,5, в 2008–2011-м – 2 миллиарда. Уже в следующем финансовом году страна подписала соглашения на поставку ПВН на сумму 2,1 миллиарда. В основном китайцы продают небольшие оружейные системы и компоненты к ним. Например, в Иран поставляются противокорабельные ракеты, в Пакистан – противотанковые ракетные комплексы. Китай является членом «Режима контроля за экспортом ракетных технологий» и его бизнес в данной области может негативно влиять на попытки ограничить оборот усовершенствованных систем различного назначения. Тем не менее большая часть продукции существенно уступает российским и западным аналогам по технологичности и качеству. Поэтому для Китая сомнительны перспективы в ближайшее время стать основным поставщиком вооружений в развивающиеся страны.


Дмитрий Федюшко
Любовь Милованова

Опубликовано в выпуске № 1 (519) за 15 января 2014 года
Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе

четверг, 20 марта 2014 г.

Китайская обувная компания Belle International

Женские башмаки: что купить в расчете на потребительский бум в Китае

Женские башмаки: что купить в расчете на потребительский бум в Китае
фото Reuters
Акции китайского производителя женской обуви Belle фактически продаются за полцены. Стоит ли инвесторам вкладываться в перспективный актив?
Лучшие инвестиционные возможности возникают тогда, когда инвесторы дезинформированы, а хороший бизнес продается за полцены. В таком положении находится китайская обувная компания Belle International, акции которой за год упали на 50% из-за опасений конкуренции со стороны интернет-магазинов.
Belle производит женскую обувь среднего ценового сегмента ($50–300), владеет шестью из 10 ведущих китайских брендов, доходность на вложенный капитал в среднем в исторической перспективе составляла около 20%.


В последние годы Belle была фаворитом рынка — стоимость компании доходила до 40 годовых прибылей. Всем нравилась концепция урбанизации и повышения доходов населения в Китае и, как следствие, рост спроса на брендовую женскую обувь.
Действительно, женщины в Китае являются идеальным потребителем — у них есть собственный доход, ведь более 70% женщин работают, и зачастую они контролируют бюджет семьи.
Однако в 2013 году стоимость компании резко снизилась до 13 годовых прибылей. После повышения минимальной оплаты труда в Китае Belle увеличила фонд заработной платы, и рентабельность продаж снизилась. Тем не менее инвестиционные аналитики пришли к выводу, что причиной снижения доходности стала острая ценовая конкуренция со стороны онлайн-магазинов, которая приведет к снижению доли рынка Belle. Инвесторы поспешили отреагировать и стали продавать акции.
Почему вывод аналитиков ошибочен? Наблюдения за поведением покупателей в обувных магазинах в 50 городах по всему Китаю показывают, что интернет-магазины конкурируют с уличными рынками с их дешевой обувью, а не с магазинами, где продается качественная обувь.
Почти вся обувь, продаваемая в китайских онлайн-магазинах, не имеет бренда и сделана из кожзаменителя. Она стоит намного дешевле кожаной обуви, но и качество ее существенно хуже — она трескается на морозе, не пропускает воздух и служит всего несколько месяцев. Женщины покупают кожзаменитель вынужденно, только если не могут себе позволить кожаную обувь. Пример Антона Титова, основателя российской компании «Обувь России», подтверждает этот вывод. Во время кризиса 2008 года в качестве эксперимента он закупил партию сапог из кожзаменителя, которая разошлась мгновенно. Воодушевленная успехом, в следующем сезоне компания заказала 100 000 пар обуви из искусственной кожи. Но покупательницы уже поняли подвох, и в результате партия пролежала на полках более трех лет.
Рядовому потребителю трудно отличить кожзаменитель от кожи по внешним признакам. Например, у меня ушло несколько часов на то, чтобы научиться это делать. Для неподготовленного покупателя эта задача представляется невыполнимой. Единственный способ гарантированно купить обувь из кожи — покупка брендированной обуви, такой как производит Belle.
Обувной рынок Китая очень похож на рынок России 10 лет назад.
Учитывая темпы развития, можно утверждать, что через пять лет обувной рынок Китая приблизится к современному российскому рынку обуви, сегодня объем его среднего ценового сегмента составляет около $10 млрд. Учитывая, что население Китая примерно в 10 раз больше, можно ожидать, что объем среднего ценового диапазона китайского рынка через пять лет составит около $100 млрд. Если предположить, что Belle сохранит за собой долю рынка 30%, то объем продаж Belle составит примерно $30 млрд.
За последний год продажи Belle составили $5 млрд, значит, есть потенциал роста в пять-шесть раз. Этот потенциал никак не отображен в нынешней стоимости компании, которая соответствует потенциалу роста не более 10% в год. В долгосрочной перспективе этот дисбаланс будет ликвидирован.
На момент написания этой статьи акции Belle продолжали снижение. Невозможно предсказать, когда падение прекратится, но можно с осторожной уверенностью сказать: стоимость около $9 за акцию означает, что компания продается за полцены.
Читайте подробнее на Forbes.ru:http://www.forbes.ru/mneniya-column/konkurentsiya/252077-zhenskie-bashmaki-chto-kupit-v-raschete-na-potrebitelskii-bum-v
http://www.forbes.ru/mneniya-column/konkurentsiya/252077-zhenskie-bashmaki-chto-kupit-v-raschete-na-potrebitelskii-bum-v

воскресенье, 16 марта 2014 г.

Китай, Россия и Саудовская Аравия вооружаются быстрее всех

 ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Цифры ужасают: страны Ближнего и Дальнего Востока активно вооружаются. Положительной новостью это можно назвать только для военной промышленности.

Мировые державы в массовом порядке закупают новые вооружения. Россия, Китай и Индия в последнее время значительно увеличили свой военный бюджет и в ближайшем будущем останутся двигателями международной военной промышленности. Кроме того, активное вооружение происходит в странах Персидского Залива. В США и Европе, напротив, происходит сокращение военных расходов. В планах российского президента Владимира Путина – модернизация вооружений страны. Эти данные отображаются в обзоре о крупнейших покупателей оружия в мире.

Россия в прошлом году стала третьим по величине после США и Китая госзаказчиком в военной отрасли, говорится в обзоре специализированного журнала Janes. База данных американских военных экспертов считается надежным источником в отрасли, которая в остальном является не очень прозрачной. В докладе рассматривались военные бюджеты 77 крупнейших госзаказчиков, было охвачено 97% мирового рынка, стоимость общего объема военных товаров составила более 1,8 триллиона долларов.

Китай, Индия и Россия стали одними из крупнейших госзаказчиков на внутреннем и зарубежном рынке. В странах Персидского залива продажи вооружений выросли, прежде всего, в Саудовской Аравии и Омане, говорится в исследовании. Так, оборонный бюджет Саудовской Аравии составляет 43 миллиарда долларов, что немногим меньше, чем у Германии, относящейся к числу восьми крупнейших оружейных наций в мире.

Правительство в Вашингтоне все еще возглавляет список крупнейших оборонных инвесторов (около 39% мировых оборонных расходов). Но после вывода войск из Ирака в конце 2011 года и в связи с финансовыми проблемами в госсекторе предусмотрены дальнейшие сокращения военных расходов, что влечет за собой потери оборонных предприятий.

Рынки будущего в военной отрасли сконцентрированы в Тихоокеанском регионе. Этот регион, по мнению многих экспертов, станет центром развития событий в сфере безопасности и политики, что подтвердил недавно вновь разразившийся «островной спор» между Китаем и Японией. Оборонный бюджет Китая составит в 2015 году порядка 160 миллиардов долларов и будет превосходить бюджеты Великобритании, Франции и Германии вместе взятые примерно на десять миллиардов долларов, говорит Фенелла Мак Герти (Fenella Mc Gerty), эксперт по Азии журнала Janes.

В плюсе только отечественные производители

Чтобы придерживаться такого темпа и успевать модернизировать устаревающее оборудование, оборонные расходы России до 2016 года будут ежегодно повышаться на 44%, говорится в прогнозе. Перелом в оборонной отрасли констатировал также Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (СИПРИ). От огромных заказов в России и Китае выигрывают, в первую очередь, отечественные предприятия.

Так, например, шесть крупнейших российских производителей вооружений увеличили продажи на 28%. В отличие от исследования Janes, обзор СИПРИ не содержит данных о Китае. На протяжении многих лет Китай покупал у России самолеты, корабли и при развитии вооруженных сил опирался на советы военных экспертов из Москвы.

Как и китайская экономика, которая долгие годы ориентировалась на западные образцы, военные эксперты в Пекине теперь стремятся к сотрудничеству с американскими и европейскими военными производителями. Но поскольку Китай изолирован от европейских производителей, их представители развивают контакты с китайскими властями и промышленными партнерами посредством договоров о консультационных услугах, говорят эксперты в Китае.


Из-за сокращения оборонного бюджета немецкие и европейские военные стремятся выйти на рынки сбыта, расположенные за пределами западного блока НАТО. Недавно на первых полосах газет оказался производитель танков Krauss-Maffei Wegmann. Постоянный поставщик бундесвера планирует совместно с партнером Rheinmetall поставить 270 танков Leopard в Саудовскую Аравию. Но разрешения правительства ждут уже несколько месяцев. Промедления в Берлине заставляют Саудовскую Аравию раздумывать о поиске нового партнера для доставки танков.

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе

Военные расходы Китая превысят 130 миллиардов долларов

Правительство Китая намерено в 2014 году увеличить военные расходы до 808,23 миллиарда юаней (131,6 миллиарда долларов), сообщает Reuters. Средства оборонного бюджета планируется потратить преимущественно на развитие береговой и противовоздушной обороны, а также на разработку новых вооружений и военной техники.

Следует отметить, что речь идет лишь об официально заявленном уровне военного финансирования, в то время как реальные оборонные расходы Китая могут оказаться существенно выше. Как отмечает Reuters со ссылкой на экспертов, реальный объем военных расходов Китая находится на уровне 200 миллиардов долларов. Помимо основного финансирования за счет оборонного бюджета, средства на военные нужды выделяются и в рамках множества смежных программ.

Военные расходы Китая увеличиваются практически ежегодно. В 2013 году этот показатель составил около 720 миллиардов юаней, или почти 117 миллиардов долларов. Годом ранее военные расходы Китая составили 650,6 миллиарда юаней. По объему военных трат Китай в настоящее время занимает второе место после США. Ранее сообщалось, что к 2017 году оборонные расходы Китая могут превысить отметку в 170 миллиардов долларов.

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), китайские военные расходы постоянно растут на протяжении последних 20 лет. Так, если в 1994 году оборонные траты страны составили 86,9 миллиарда юаней, то в 2003 году этот показатель составил уже 288 миллиардов юаней, а в 2012-м ─ 1,05 триллиона юаней.

Права на данный материал принадлежат Lenta.ru
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе

Китай: покупает, копирует, производит

Стратегия перевооружения армии и флота Поднебесной базируется как на импорте ВВТ, так и на собственных разработках

По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), общие расходы на вооружение в мире в 2012 году составили 1,75 триллиона долларов, что на 0,5 процента меньше, чем в 2011-м, и это снижение показателя отмечается впервые с 1998 года. Формируется новая устойчивая тенденция: уменьшение военных бюджетов в развитых государствах, таких как США, Австралия, Канада, Япония, и одновременное увеличение показателей в странах Азии, Восточной Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Латинской Америки. Военный бюджет Китайской Народной Республики в настоящее время – второй в мире после США и в 2012 году возрос на 7,8 процента – до 11,5 миллиарда долларов. Согласно аналитическому отчету «Милитари бэланс-2013» (Military Balance-2013) Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies – IISS) он продолжит расти.

В 2012–2013 годах основной объем военных ассигнований КНР пришелся на развитие новых программ в сфере вооружений с целью модернизации и повышения боевых возможностей Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По мере расширения региональных и международных интересов страны расширяются международные обязательства ее вооруженных сил, в особенности по поддержанию мира, борьбе с пиратством, гуманитарной помощи, помощи при бедствиях и катастрофах, совместным маневрам. Помимо содействия модернизации НОАК, цель этих обязательств, по всей видимости, состоит в создании политических связей Китая и снижении международной обеспокоенности усилением его влияния, особенно в Азии. Все эти задачи требуют повышения боевой эффективности НОАК.
[cloud]“Пекин больше не полагается на импорт в деле модернизации своей армии. Наметилась тенденция сокращения технологического отставания от наиболее развитых западных стран”[/cloud]

В числе наиболее заметных событий 2012 года эксперты назвали спуск на воду первого китайского авианосца «Ляонин». Он создан на основе корпуса недостроенного советского тяжелого авианесущего крейсера (ТАКР) «Варяг» и достигнет боеготовности через несколько лет. Модернизация корабля и интенсивная подготовка плавсостава и экипажей авиагруппы отчетливо показывают намерение Пекина усиливать авианосные возможности ВМС. В этой связи эксперты бурно обсуждают вопрос, согласится ли Минобороны КНР тренировать морских летчиков на украинском (ранее советском) наземном испытательно-тренировочном комплексе авиации (НИТКА), учитывая, что ВМФ РФ отказался от его использования. Верховная рада должна принять законопроект, согласно которому военное ведомство Украины сможет сдать комплекс в аренду Пекину. Аналитики считают основной самолет китайской палубной авиации J-15 («Цзянь-15») нелицензионной копией российского Су-33К. Сам «Ляонин» по своим характеристикам очень похож на ТАКР «Адмирал Кузнецов». Вследствие этого процесс подготовки китайских летчиков существенно упрощается. Хотя активно развивается центр подготовки морской авиации на авиабазе «Янь Лян» около города Сянь, НОАК очень заинтересована в тренировках на полигоне НИТКА, так как Китай разрабатывал свой единственный авианосец с минимальной иностранной помощью. Самостоятельная подготовка экипажей для него увеличивает риск катастроф и откладывает время ввода корабля в строй.

Истребитель J-15 на борту авианосца "Ляонин". 23 ноября 2012. Источник: news.xinhuanet.com

Одновременно национальные ВМС большое внимание уделяют палубным вертолетам. В 2012 году зафиксированы полеты с «Ляонина» машин дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Z-8 производства компании «Чанхэ эйркрафт индастриз корпорейшн» (Changhe Aircraft Industries Corporation, Changhe). Вертолет является лицензионной копией SA-321 «Супер Фрелон» (Super Frelon) производства «Еврокоптер» (Eurocopter). Кроме того, Китай закупил российские Ка-31 и Ка-28 компании «Камов». Успехи Поднебесной в области разработки тактики морских авиационных групп для защиты кораблей от воздушных и надводных угроз пока неизвестны.

В стране также ведется разработка самолета ДРЛО JZY-01. В июле 2012 года были опубликованы фотографии его опытного образца. Однако эксперты не сошлись во мнении относительно того, будет ли он использоваться на китайском авианосце, но большинство считают, что самолет обладает такой возможностью. По спектру боевых задач JZY-01 аналогичен американскому самолету ДРЛО E-2 «Хокай» (Hawkeye). Увеличиваются объемы тренировок по взлету и посадке на авианосец самолетов J-15. По данным «Милитари бэланс-2013», в ходе испытаний использовались макеты противокорабельных ракет (ПКР). Это позволяет предположить, что истребитель в случае конфликта будет применяться в том числе для борьбы с корабельными группировками. Тот же источник сообщает, что «Ляонин» оснащен РЛС с активной фазированной решеткой (АФАР) и поисковой трехмерной (3D) РЛС «Си Игл» (Sea Eagle). В состав бортового вооружения корабля входят четыре зенитных ракетных комплекса (ЗРК) FL-3000N «Флаинг Леопард» (Flying Leopard) с боекомплектом по 18 ракет, а также две противолодочные системы по 12 ракет в каждой. Марка вооружения не называется. Эксперты считают, что на «Ляонин» могут быть размещены (или уже установлены) ПКР.

Тотальная модернизация

Кроме авианосца, китайский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) реализует широкий диапазон чрезвычайно интересных проектов. В июле 2012-го появились фотографии пусковой установки, которая предположительно будет использоваться для запуска крылатых ракет DH-10, предназначенных для ударов по наземным объектам. Сухопутный вариант этого оружия ввели в строй в 2006–2008 годах, авиационный же находится в разработке и будет доведен в ближайшее время.

Продолжается программа создания эсминцев 052D «Луян-3» (Luyang III), первые изображения которых на воде опубликованы в августе 2012 года. Наблюдатели сумели различить 64 вертикальные пусковые установки (ВПУ) ракет неопределенного типа и обозначения. В настоящее время неизвестно, будут ли ВМС строить один-два эсминца, чтобы каждая мини-серия становилась более совершенной в рамках своего класса, или, напротив, начнут массовое производство. Вероятнее второй вариант, так как Китай достиг максимальных возможностей в кораблестроении. Тогда корабли устаревающих классов (например эсминец проекта 052C) будут постепенно модернизированы до соответствия уровню новых боевых единиц.

Специалисты ранее отмечали в качестве уязвимых мест ВМС НОАК отсутствие зарубежных морских баз и транспортов пополнения запасов кораблей (ТПЗК). Но в марте и мае 2012 года китайцы спустили на воду два ТПЗК класса «Фуши» (Fuchi), сразу удвоив количество этих судов. Большое значение Пекин придает защите прибрежной зоны. В первом полугодии 2012-го ВМС страны получили шесть фрегатов проекта 056. Они могут использоваться в борьбе с подводными лодками, которые сейчас активно закупают соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР). Против субмарин также разрабатывается морской патрульный самолет Y-8FQ (или GX-6). Впервые его показали в ноябре 2011 года. По данным зарубежных источников, он совершил первый испытательный полет не позднее января 2013-го.



«Милитари бэланс-2013» обращает внимание на то, что Китай при защите своих интересов использует не только укрепление военной мощи, но и более мирные средства. Имеются в виду экономическое давление и полувоенные организации. Для примера можно привести вспомогательные невооруженные суда морской наблюдательной службы (МНС) КНР, которые неоднократно применялись при попытках добиться суверенитета над рядом островов в Южно-Китайском море. То есть Пекин имеет инструменты демонстрации своих намерений, не опасаясь существенного роста напряженности в АТР. Вообще МНС уделяется существенное внимание и до конца 2018 года ее ряды могут пополнить 36 судов. Также существует практика передачи этой организации судов, выведенных из состава ВМС НОАК. В частности, в 2012-м МНС получила два фрегата и два вспомогательных судна, ранее принадлежавших флоту. КНР имеет еще четыре морские организации. Это командование охраны прав рыболовства (КОПР), администрация безопасности мореходства (АБМ), служба береговой охраны (СБО), генеральная таможенная администрация (ГТА). Чаще других используются суда МНС и КОПР, которые вместе с АБМ действуют в иностранных портах (суда СБО и ГТА в основном в прибрежных водах).

Китай также разрабатывает баллистические ракеты подводных лодок. БРПЛ JL-2 с дальностью 7500 километров должна достигнуть боевой готовности уже в текущем году, существенно усилив ВМС НОАК. Сейчас ВМС располагают тремя атомными подводными лодками с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) проекта 094 («Цзинь», Jin). К 2020-му их число увеличится до пяти. Кроме того, продолжаются проекты 096 (ПЛАРБ) и 095 (АПЛ с ракетно-торпедным вооружением). Согласно ряду отчетов создаются баллистические ПКР DF-21D, усовершенствованные версии DF-21, с дальностью 1500 километров. Еще в 2010 году представители Республики Китай на Тайване утверждали, что ряд частей НОАК пополнился новыми баллистическими ракетами средней дальности (РСД) DF-16.

В июле 2012 года некоторые официальные представители США заявили, что КНР провела испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) DF-41. Она может стать первым китайским изделием, способным поразить цели на Американском континенте. Предполагается, что МБР будет оснащена разделяющейся головной частью с индивидуальным наведением боевых блоков на заданные цели (РГЧ ИН), что существенно повысит эффективность ее применения. Однако до сих пор неизвестно, имеется ли РГЧ ИН на самой дальнобойной в настоящее время ракете DF-31A.

Для ВВС Пекин продолжает развивать истребители типа J-11 («Цзянь-11»), особенно его ударную версию J-16 («Цзянь-16»). Ведутся испытания двух прототипов истребителя J-20, третий прототип был показан в октябре 2012-го. Полеты этого типа авиатехники вызвали обеспокоенность Японии в августе 2013 года. Интересна разработка малозаметного среднего истребителя J-21 или J-31. Наконец, продолжается замена устаревших типов самолетов на средний истребитель J-10.

Возможности военно-транспортной авиации (ВТА) НОАК повышаются за счет приобретения военно-транспортных самолетов (ВТС) Ил-76 у Белоруссии. Переговоры с Россией об их поставке были прерваны, так как Москва не смогла обеспечить сборку требуемого числа машин в оговоренные сроки. Как считают эксперты «Милитари бэланс-2013», в ближайшее время может быть заключен контракт на поставку модернизированной версии Ил-76МД-90А (известного как Ил-476). Кроме того, ВВС НОАК разрабатывают собственный ВТС Y-20. Сложности с развитием программ по усилению ВТА могут отразиться на создании самолетов ДРЛО и самолетов-заправщиков. В настоящее время построено только пять самолетов ДРЛО KJ-2000, в то время как основным топливозаправщиком остается соответствующая версия H-6 (советский Ту-16).


Сухопутные войска (СВ) имеют приоритет при планировании оборонных расходов, хотя значительные суммы выделяются на переоснащение флота, авиации и ракетных войск и артиллерии (РВиА). По мнению специалистов, это свидетельствует о том, что китайская стратегия существенно изменилась. Основной функцией армии считается оборона границ, что подтверждает и четкое разделение между военной полицией и вооруженными силами. Основной оперативной единицей СВ теперь стала бригада, а не дивизия. В зависимости от вооружения выделяются три типа – легкие, средние, тяжелые.

Новая техника в армию поступает постоянно. В 2010 году у южноафриканской компании «Мобайл Лэнд Системз» (Mobile Land Systems) были закуплены 11 защищенных от подрывов машин типа MRAP (Mine-Resistant Ambush-Protected) и соответствующие технологии. В июне 2012-го китайская компания «Норинко» (Norinco) представила новую боевую машину пехоты (БМП) 8M. Предположительно в ней использованы южноафриканские технологии, так как обычно китайский ОПК защищает свою технику навесной броней на болтах, а на фотографиях 8М ее не видно. Пока не решено, примут ли новые БМП на вооружение армии и военной полиции или начнут производить на экспорт. Особое внимание также придается противотанковым ракетным комплексам (ПТРК) второго поколения с наведением снарядов по проводам и лазерному лучу. Развиваются программы по созданию различных БМП, в том числе легких. В 2012 году в войска начала поступать БМП ZBD-08. Как и предшественница ZBD-04, внешне она напоминает советские и российские БМП-1 и -2, но имеет улучшенную бронезащиту и основное орудие. Шасси ZBD-08 также используется для производства других образцов техники типа колесного бронетранспортера ZBD-09 и амфибийной десантной машины ZBD-05.

Экспортный прототип боевой машины пехоты ZBD04 (WZ502)(Китай)

Коллеги навек

Помимо реализации собственных оружейных проектов, важную роль в укреплении китайской военной мощи играет закупка иностранных вооружений. Вышеизложенная информация о наиболее интересных разработках китайского ОПК со всей очевидностью демонстрирует важность импорта. В одном из докладов Министерства обороны США, который цитируется в отчете «Развитие и модернизация китайских вооруженных сил. Взгляд с Запада» Центра стратегических и международных исследований CSIS (Centre for Strategic and International Studies), написано: «Китай полагается на иностранные технологии, закупку ключевых компонентов двойного назначения и сосредоточивает внимание на собственных НИОКР для модернизации национальных ВС».

Хотя с середины 2000-х годов страна существенно сократила импорт в абсолютных и относительных показателях, она по-прежнему приобретает готовые военные системы, активизирует развитие оборонного производства с иностранным участием, лицензионное производство и обратный инжиниринг (воспроизведение изделий путем копирования). Кроме того, Китай занимается кибершпионажем в отношении отдельных видов оружия, например, американских истребителей F-35. Вероятно, тенденция сохранится следующие несколько лет из-за продолжающихся трудностей в развитии ключевых технологий, считают западные эксперты.

Как отмечается в докладе СИПРИ за 2012 год, китайский ОПК начал выпускать несколько новых видов вооружений и снизил зависимость от иностранных поставок. Если в 2003–2007-м Пекин был крупнейшим импортером продукции военного назначения (ПВН) на мировом рынке, то в 2008–2012-м он переместился на второе место с показателем 7,5 миллиарда долларов, сократив объем закупок на 47 процентов. СИПРИ отмечает, что новые китайские системы вооружений продолжают базироваться на значительном количестве зарубежных комплектующих. О первом авианосце уже сказано выше. Наиболее массовые серийные истребители J-10 и J-11 используют российские турбореактивные двухконтурные двигатели (ТРДД) АЛ-31ФН и таких примеров много.


В докладе Пентагона за 2013 год отмечено, что Россия остается основным поставщиком вооружений и материально-технического обеспечения в Китай, включая перспективные истребители, вертолеты, ракетные системы, подводные лодки, эсминцы, а также лицензии на производство некоторых видов. В подтверждение стоит привести еще ряд примеров. С 1996 года Россия экспортировала в общей сложности 76 Су-27 (36 Су-27СК и 40 Су-27УБК) в рамках трех контрактов – двух по 24 и одного на 28 машин. В том же 1996-м стороны подписали соглашение стоимостью 150 миллионов долларов по передаче КНР технологий и комплектующих, а также оказание необходимой технической поддержки на производство Су-27. Согласно условиям Москва обязалась помочь китайскому предприятию «Шеньян авиэйшн компани» (Shenyang Aviation Company – SAC) в создании производственной линии и выпуске 200 Су-27 в течение последующих 15 лет. Двигатели, РЛС, БРЭО и системы вооружения закупались в России напрямую. Также Пекин получил 38 многоцелевых истребителей Су-30МКК и 24 истребителя Су-30МК2 для ВМС НОАК.

В настоящее время стороны ведут переговоры о поставках многоцелевых Су-35 поколения «4++». Изначально Китай пожелал закупить 24 истребителя, что и закрепили в первом варианте контракта. Но в ходе переговоров заявленное количество самолетов может быть изменено в любую сторону, отмечают источники в российском ОПК. Поставки ожидаются со второй половины 2014 года. Соглашением также предусматривается создание в Китае с помощью российских компаний сервисно-технического центра (СТЦ) по обслуживанию Су-35. Авионику и бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для модели производит концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). Представитель компании заявил, что китайская сторона получит только аппаратную часть, а математические алгоритмы управления поставляться не будут. Речь идет в том числе о технологии бесплатформенной инерциальной навигационной системы (БИНС) и новейшем радиолокационном комплексе «Ирбис».

Поставки российских истребителей сыграли ключевую роль в становлении китайского военного авиастроения. Еще десять лет назад там не производили ни одного конкурентоспособного боевого истребителя, а сейчас уже эксплуатируются JF-17 и J-10. Вероятно, они сопоставимы с самыми современными мировыми моделями. Одновременно Китай выпускает удешевленные истребители на базе классического МиГ-21, копии российского Су-27 под наименованием J-11B и палубного истребителя Су-33 – J-15. Специалисты двух конкурирующих авиастроительных компаний «Чэнду» и «Шэньян» уже построили опытные образцы истребителей нового поколения – J-20 и J-31 с применением технологий малозаметности («Стелс»). Для них расширена линейка авиационных ракет, разработано оборудование нового поколения, в том числе бортовая радиолокационная станция с активной фазированной антенной решеткой (БРЛС с АФАР) и инфракрасная поисково-прицельная система.

К настоящему времени Пекин приобрел 12 неатомных подводных лодок (НАПЛ) проектов 877ЭКМ и 636 класса «Кило» с различным составом вооружения. В частности, российские технологии нашли применение в китайском проекте 041 (класс «Юань»), который ведется с 2004 года. На начало 2013-го в строю ВМС НОАК имеется четыре НАПЛ (330, 331, 332, 333). Одна субмарина в постройке, планируется строительство еще трех лодок. Сейчас Китай заинтересован в приобретении новых «Амур-1650» разработки центрального конструкторского бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин». Как полагают эксперты Исследовательской службы конгресса США, внимание к «Амуру» связано с планами дальнейшего изучения технологий подводного кораблестроения мирового уровня и их внедрением в собственные разработки.



Как сообщил представитель ЦКБ МТ «Рубин», предприятие совместно с Рособоронэкспортом уже ведет переговоры с Пекином о создании подлодок на базе НАПЛ «Амур», существует соответствующий рамочный контракт, подписанный Рособоронэкспортом. «Китай не интересуют закупки подводных лодок. Скорее всего речь пойдет о выборочном взаимодействии по специальным технологиям проектирования отдельных компонентов», – подчеркнул он.

Также Китай получил несколько дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300, а теперь, пишет лондонский еженедельник «Джейнс дифенс уикли» со ссылкой на директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС России) Александра Фомина, намерен приобрести ЗРС С-400 в начале 2015 года. Но еще в 2010-м представители российского ОПК отмечали проблемы с производством на предприятиях концерна ПВО «Алмаз-Антей», что делает невозможным какие-либо поставки систем по крайней мере до 2017-го. Издание также уточняет, что сначала определенное количество С-400 должно быть изготовлено для Вооруженных Сил РФ на замену устаревающих С-300.

По словам главы Рособоронэкспорта Анатолия Исайкина, КНР входит в список предполагаемых покупателей нового учебно-боевого самолета (УБС) Як-130 разработки и производства компании «Иркут». В 2012 году Пекин также заказал 55 транспортных вертолетов Ми-17. Между тем в отчете CSIS отмечено, что помимо официальных контрактов китайцы используют широкую, хорошо организованную сеть сбора из зарубежных источников информации по чувствительным технологиям и контролируемому экспорту. Многие компании национального ОПК выполняют научно-исследовательские работы в военной и гражданской сфере. Эти аффилированные с государством предприятия и НИИ под видом гражданских исследований обеспечивают для НОАК доступ к достижениям технического прогресса. Китайские специалисты активно участвуют в научных конференциях и симпозиумах, фирмы организуют совместные производства и исследования. Если дело касается ключевых технологий в сфере национальной безопасности, находящегося под контролем государства оборудования и другого материально-технического обеспечения (МТО), недоступного для коммерческого пользования, то Пекин использует разведслужбы и другие тайные методы, включая кибершпионаж.

Копировальные работы

Американские аналитики обеспокоены, что приоритетом китайской стратегии приобретения передовых технологий является политика гражданско-военной интеграции с целью разработки инноваций двойного назначения и развития промышленной базы. ОПК КНР развивался путем интеграции с расширяющимися гражданскими секторами экономики, науки и техники, особенно с теми, которые имеют доступ к иностранным технологиям. Речь идет о перспективной авиации, космосе, авионике и системах управления полетом, программных кодах, лампах бегущей волны (ЛБВ), приборах ночного видения (ПНВ), монолитных микроволновых интегральных схемах, информационных и кибернетических технологиях.

Дифференциация гражданского и военного назначения продукции в Китае очень сложна из-за непрозрачных корпоративных структур, скрытых собственников активов и связей персонала с центральным правительством. Некоторые коммерческие предприятия связаны с НИИ армии и правительственными структурами типа Госкомиссии по контролю и наблюдению за активами. Приобретение товаров двойного назначения создает серьезные проблемы, когда дело касается всесторонней картины технологических возможностей НОАК. Преобладание управляемых государством компаний в сочетании с политикой гостайны затрудняет отслеживание применения отдельных продуктов. Если судить по ежегодным отчетам Пентагона, кажется вероятным, что Китай систематически эксплуатирует товары двойного назначения в военных целях.

Вашингтон опасается, что участие НОАК в статусе наблюдателя на международных учениях с применением американского оборудования и оружия при определенных обстоятельствах может привести к непреднамеренным последствиям и несанкционированному раскрытию данных. «Санкции Тяньаньмэня» США запрещают передачу Китаю американских предметов военного снабжения, оборонных услуг, технических данных и/или технологий, а также раскрытие информации по ним. Кроме того, закон о контроле за экспортом оружия и руководство по международной торговле оружием характеризуют КНР как страну, для которой США запрещают передачу или экспорт военного имущества, включая технические данные, и услуги в сфере ОПК.

В целом у специалистов создается впечатление, что Пекин больше не полагается на импорт в деле модернизации своей армии. Промышленность страны демонстрирует возможность заниматься практически всеми отраслями без внешней помощи, наметилась тенденция сокращения технологического отставания от наиболее развитых западных стран. Однако внезапное прекращение закупок за рубежом способно существенно задержать системное перевооружение армии. Вероятно, зависимость от обратного инжиниринга (воспроизведения), а де-факто от зарубежных вооружений продлится по крайней мере еще одно десятилетие, делают вывод эксперты. Многие современные китайские системы вооружений, особенно авиационной техники, импортированы из России (Су-27 и Су-30) или являются копиями российских разработок. К тому же значительная часть систем местной разработки базируется на зарубежных технологиях. В частности, вертолеты, РЛС и авиадвигатели разрабатываются, импортируются или производятся по лицензиям с широким применением российских и европейских технологий. Также актуальным вопросом для КНР является качество военной продукции по методу обратного инжиниринга. Специалисты оценивают его как очень низкое, что затрудняет адаптацию высокотехнологичных вооружений в НОАК.

Быстро, тайно и по дешевке

Частично импорт зарубежных вооружений компенсируется экспортом китайской ПВН. Это небольшой сегмент в торговом балансе огромной державы, но впечатляют темпы роста. В период между 2002–2006 и 2007–2011 годами экспорт китайского оружия вырос на 95 процентов. В начале 2013-го СИПРИ объявил, что КНР на пятом месте в списке крупнейших мировых экспортеров вооружений. Согласно оценкам Пентагона в 2007–2011 годах Поднебесная подписала контракты на поставку обычных вооружений различного назначения общей стоимостью 11 миллиардов долларов. В 2012-м КНР продемонстрировала БЛА «Илун», который, возможно, также будет продаваться на внешнем рынке. Предполагалось, что с начала 2012 года китайский экспорт вооружений станет расти более медленными темпами по мере развития оборонпрома. Основными потребителями китайской ПВН являются страны Азии, Ближнего Востока и Северной Африки, а самый крупный партнер – Пакистан. Пекин не только экспортирует туда готовую продукцию, но и участвует в совместных программах вооружений, таких как истребитель JF-17 «Тандер» (Thunder), фрегаты с вертолетами на борту F-22P, реактивные УТС K-8 «Каракорум», истребители F-7, самолеты ДРЛО, ОБТ, ракеты класса «воздух-воздух», ПКР, легкая бронетехника.

Страны Африки южнее Сахары рассматривают Китай в качестве поставщика недорогих вооружений, политическое влияние которого меньше по сравнению с другими экспортерами. Для Пекина в свою очередь такая торговля важна в качестве комплексного средства улучшения торговых отношений, гарантий доступа к национальным ресурсам (особенно к нефти), увеличения влияния в регионе, укрепления международного статуса. Несанкционированные поставки африканским государствам китайского оружия являются предметом озабоченности США и ООН. В июне 2012 года была сделана попытка регулирования рынка легкого стрелкового оружия путем подписания соответствующего договора.

Как отмечено в одном из отчетов Исследовательской службы конгресса, Китай не выходил на мировой рынок торговли оружием до начала ирано-иракской войны (1980–1988). Основной характеристикой экспорта была его общедоступность, оружие поставлялось при любых условиях и в любом количестве участникам боевых действий вне зависимости от наличия международного эмбарго. Так китайский оружейный бизнес стал региональным, ориентированным на третий мир. В 2005 году сумма многосторонних контрактов оценивалась в 2,7 миллиарда долларов, в 2007-м – 2,5, в 2008–2011-м – 2 миллиарда. Уже в следующем финансовом году страна подписала соглашения на поставку ПВН на сумму 2,1 миллиарда. В основном китайцы продают небольшие оружейные системы и компоненты к ним. Например, в Иран поставляются противокорабельные ракеты, в Пакистан – противотанковые ракетные комплексы. Китай является членом «Режима контроля за экспортом ракетных технологий» и его бизнес в данной области может негативно влиять на попытки ограничить оборот усовершенствованных систем различного назначения. Тем не менее большая часть продукции существенно уступает российским и западным аналогам по технологичности и качеству. Поэтому для Китая сомнительны перспективы в ближайшее время стать основным поставщиком вооружений в развивающиеся страны.


Дмитрий Федюшко
Любовь Милованова

Опубликовано в выпуске № 1 (519) за 15 января 2014 года

суббота, 15 марта 2014 г.

Три денежных мифа

Попытка разбора трех наиболее популярных мифов про способность увеличения богатства через распределение активов и роль ЦБ в экономике.

Миф 1. Если распределить накопленное мировое богатство (финансовые активы) среди общества, то способно ли это повысить благосостояние и качество жизни общества?

Можно ли через раскулачивание олигархов, бангстеров и прочих прохвостов повысить уровень жизнь пролетариата при условии честного и пропорционального распределения денежных ресурсов в масштабе всей экономики? В данном случае идет речь не о снижении дифференциации через налоговое регулирование в выравнивании доходов, а именно распределение финансовых активов. Или можно ли через «вертолетную бомбардировку» денег от центробанка всем желающим сделать людей богаче? Все сложнее, чем многие думают.

Профессии по экономике можно подразделить на три глобальных подвида –


  • управленцы/менеджеры/директора – 1-3% от общего количества

  • творческие профессии (R&D отделы, художники, музыканты, писатели, артисты, архитекторы, философы, в некотором роде экономисты и так далее) – 7-10% от общего количества работников.

  • обслуживающие и производственные профессии – более 90%

Чем отличаются творческие профессии от всех остальных? Тем, что денежный аспект не является ключевым и если допустить то, что денежный поток (доходы) прекратились (уволили, например), то люди с творческой ориентацией, вероятно, продолжат заниматься тем, чем занимались раньше. Другими словами работа для них становится хобби и частью жизни.
Но можно ли это сказать про всех остальных? В основном нет. Основным мотивирующим фактором, который побуждает людей делать работу – это деньги. Стали бы люди за просто так (без зарплаты) стоять у конвейера, сидеть на кассе, развозить товары, заниматься строительно-монтажными работами в тяжелых условиях или убирать снег? Сомнительно. Безусловно, бывают фанаты своего дела, которые добиваются успеха, становятся профессионалами и не представляют свою жизнь без работы. Допустим, механик в отделе сбора двигателей, которому еще с 10 лет в папином гараже была привита любовь к технике и машинам, ну и другие аналогичные истории.

Однако, около 90% профессий не назовешь творческими и/или интересными. Более того, люди готовы будут отказаться от работы сразу, как только получат «отгул», оплачиваемый отпуск или внезапно выиграют в лотерее деньги.

Как бы жестко это не звучало, но 90% людей занимаются выживанием и деньги для них ключевой аспект, т.к. от них зависит - проживут ли они еще один месяц. Но именно на этих трудягах создана экономика, именно благодаря им мы видим вокруг то, что видим. Конечно, необходимо все эти товары и услуги разработать (для этого нужны творческие люди из R&D отделов), бизнес должен эффективно взаимодействовать с контрагентами, а производственный процесс необходимо хорошо отладить (этим занимаются менеджеры и директора).

Многими людьми считается, что основную пользу обществу приносят профессионалы своего дела и люди с высшим образованием и способностями. Это далеко не так. Многие забывают, какую фундаментальную и ключевую роль в воспроизводственном механизме и функционировании глобальной экономики играют самые обычные люди, даже без образования. Те, кто разгружают, пакуют, фасуют, развозят и продают товары, кто занят низкоквалифицированным, но весьма полезным для общества делом.

Теперь если допустить, что люди получили достаточно денег, чтобы не работать, по крайней мере, пол года. К чему это приведет? К экономическому коллапсу. Безусловно, не все, но большая часть откажется от той деятельности, которой они занимаются, т.к. единственное, что их побуждало каждый день выходить на работу – это деньги. Получив профит на пол года вперед, нет никакой необходимости делать чрезвычайно тяжелую, утомительную, не интересную, а порой унизительную работу.

30-40% работников сразу выпадают из экономической активности, что практически сразу будет заметно.

Кто теперь будет стоять у конвейера, развозить и продавать товары? Бах и все исчезло. Причем, если выпадение из экономики высококвалифицированных профессионалов будет заметно с лагом через некоторое время в виде остановки технологического прогресса и проблем в бизнес планировании и функционировании, то результаты деятельности низко и среднеквалифицированных работников будут заметны сразу. На улицах грязь и бардак, полки магазинов пусты, канализация и отопление перестанут работать, начнутся проблемы в подачи электричества и водоснабжении, более 60% промышленных предприятий и до 80% компаний из сферы услуг могут полностью остановить свою работу. Это будет экономический коллапс большего масштаба, чем любая война и экономическая депрессия, которая когда либо случались в современной истории.

Люди получили деньги и перестали работать, но одновременно остановилась и вся экономика, тем самым применение денег просто не существует, т.к. некому производить, развозить и продавать товары и некому работать в сфере услуг.

Второй аспект заключается в том, что мера обесценения денег будет пропорциональна степени вбросу избыточной ликвидности в экономику. Если раскулачить всяких там Бланкфайном, Даймонов и прочих, кто бесчинствовал долгое время в эпоху монетарного разврата или же просто сбросить деньги из вертолета, но не на рынки, а в экономику. Все это обесценится сразу. Моментально возникнет спрос, который невозможно удовлетворить, тем самым деньги стремительно обесценятся, а купить на них можно будет примерно столько же, а скорее всего гораздо меньше, чем до вброса денег.

Как это работает? Если накопленные деньги системы распределить в масштабе всей экономики, то первый сценарий, т.е. 30-40% работников выпадают из экономической активности и полный коллапс. Если же распределить в каком то определенном регионе, то это не приведет к росту богатства, а к обесценению полученных денег через инфляцию.

Таким образом, общество не сможет стать богаче через распределения накопленного богатства, т.к. попытка реализовать богатство – это спрос на чей то труд (не важно в секторе товаров или сферы услуг). Но что заставит других людей трудиться, например, не 8 часов, а 12? В чем мотивирующий фактор для них? Отдельные личности могут разбогатеть (через те самые мерзкие мошеннические схемы ФРС), но не общество в совокупности.

Но само по себе перераспределение денежного потока (доходов) через налоги работает, т.к. снижает дифференциалы по доходам и расслоение общества. Но невозможно сделать все общество богатым исключительно монетарным путем. За счет кого будет получено это богатство? Здесь я описывал не налоговый аспект перераспределения, а именно масштабные денежные инъекции, либо через ЦБ непосредственно в экономику, либо через распределение финансовых активов.

Миф 2. Избыточное денежное предложение способно стимулировать экономическую активность.

Может ли QE способствовать экономическому росту, хотя бы чисто теоретически?

В учебниках для первоклашек обычно говорится про долговое расширение через банковское кредитование. Но это было актуально пол века назад. С тех пор мир ушел далеко вперед, а система образования пока тормозит.

Долговое расширение нефинансового сектора происходит далеко не только через банковский кредит, но и эмиссию облигаций (корпораций, государства, муниципалитетов, гос.фондов и так далее)

Поэтому долговой мультипликатор корректно считать, как сумму кредитов и задолженности по облигациям для нефинансового сектора и правильнее для частного сектора, минуя государство.

Если с государством все понятно. Долг под финансирование дефицита бюджета, либо для наращивания резервов кэша на случай внештатной ситуации.

Но что заставляет брать в долг компаний? Ожидание роста спроса, что провоцирует расширение бизнеса, как через капитальные инвестиции (расширение производственных мощностей и/или замещение текущих более высокопроизводительными), так и через операции слияния и поглощения. Большинство компаний под сделки слияния берут кредит или выпускают облигации. Есть еще такая редкость, как эмиссия облигаций, чтобы платить дивиденды с целью не попасть на налоги из-за репатриации фин.активов (случай Apple)

Нет ожиданий роста спроса – нет роста долга. Ни один менеджер в здравом уме не станет влезать в долги забавы ради. Основная цель – это повышение отдачи на капитал, рентабельности производства в долгосрочной перспективе. Другое дело, как все это реализуется.

Тем самым рост корпоративного долга – это в большей степени производная от состояния потребительской активности. Хотя есть масса компаний, которые работают на пром.поставки с юр.лицами, но там все равно прочная взаимосвязь с состоянием экономики.

Что заставляет брать в долг население? Потребление очевидно. Но от чего зависит желание влезать в долги? Масса факторов. Уровень текущих доходов, ожидания будущих доходов, величина процентной ставки, необходимости в покупке товаров, общая экономическая конъюнктура, настроение, … и не стоит списывать со счетов такой фактор, как информационная пропаганда и мода. Медийное пространство и общество может так зазомбировать мозг, что долговая нагрузка покажется модной, стильной, современной - типа все так делают и чем я хуже?

Энтузиазм в кредитном безумии останавливается тогда, когда сумма отчислений на обслуживание долга превосходит 60-70% от текущих доходов, т.е. просто физически невозможно наращивать долг. Для второй категории заемщиков с более низкой долговой нагрузкой ограничительным фактором обычно является общая нестабильная экономическая конъюнктура. Под этим понимается угроза увольнения на фоне трагических историй о потерянной работе у друзей и коллег; череда депрессивных материалов в СМИ; общая стагнация в экономике.

Но вернусь к банкам. Так что мешает избыточному денежному предложению запустить долговую экспансию? Когда это работает и когда перестает работать.

Лучше всего на примере. Когда работает расширение денежной базы?

Все это можно сравнить с трубой с пропускной способностью в 100 литров/мин при потоке воды в 120 литров/мин при определенном давлении. Больше 100 литров не пройдет. Пусть пропускная способность труба – это предельные каналы кредитования банков частного нефин.сектора (с учетом мультиплицирования денег), а поток воды – это реальная потребность экономических агентов.

При расширении пропускной способности трубы (денежной базы) увеличивается возможности долгового расширения, что отражается на общей экономической активности. В задачу ЦБ входит не допускать избытка (образование пузырей или роста инфляции) и недостатка денег (ограничение потенциального роста экономики).

Необходимо тщательно мониторить ситуацию, чтобы денег было ровно столько, сколько необходимо. Примерно в таком формате ЦБ функционировали последние 50-60 лет. Я раньше приводил графики, где рост денежной базы в долгосрочном периоде шел в темпах увеличения номинального ВВП.

Что произошло теперь? Потребность экономики снизилась в долговом расширении, а денежную базу расширили в 4 раза. Это тоже самое, как поток воды упал со 120 литров до 90 литров, а пропускную способность трубы расширили с 100 до 400. Очевидно, что дальнейшее расширение, пусть даже до 2000 литров не окажется никакого влияния на поток воды, т.к. поток воды зависит от других факторов (немонетарного значения в случае с реальной экономики).

Тем самым, текущая проблема не в предложении денег (их достаточно), а в потребности экономических агентов в увеличении долга. Как и в случае с пропускной способности трубы, увеличение денежной базы не имеет никакого отношения к желаниям и способностям заемщиков брать долг. В этом аспекте избыток денежного предложения может быть в лучшем случае нейтральным, в худшем резко негативным.

Любой избыток денег при отсутствии точек сопряжения и способности абсорбировать ликвидность – это всегда инфляция. В текущем формате инфлирование происходит финансовых активов - фондовые рынки и прочие... То, что отсутствует высокая инфляция в реальной экономике с преобладанием дефляционных процессов – результат низкого физического спроса и то, что избыточная ликвидность циркулирует по замкнутому контору на фин.рынках.

Миф 3. ФРС занимается стимулированием экономики.

Единственный канал стимулирования – это стимулирование способности нефинансового частного сектора увеличивать долг. Рост долга – это дополнительное потребление для населения и инвестиции компаний. Инвестиции компаний почти всегда тождественны найму работников, что снижается безработицу.

ЦБ может влиять на способность увеличивать долг через

  1. процентные ставки. Ставки на ипотечные кредиты, корпоративные, потребительские займы и трежерис с момента запуска QE3 выросли в среднем на 1%, что является полным и безоговорочный провалом

  2. расширение денежного предложения (рост денежной базы). Привело к надуванию пузырей везде, где это возможно, не оказывая ни малейшего положительного эффекта на реальную экономику, концентрируя профит у основных держателей активов, тем самым повышая фрагментацию. Где бедные становятся беднее, а богатые богаче. Общая долговая нагрузка нефинансового частного сектора не увеличилась с момента запуска QE2, а точнее – даже сократилась.


В итоге провал по все фронтам.

В СМИ вы слышали про двойной мандат и прочую хрень, которой ФРС пытается оправдать монетарный бандитизм. Все же реальные причины кроются не в экономических процессах. Там не дураки сидят, чтобы не понимать причинно-следственные и обратные связи. Все они прекрасно понимают, но остановиться не могут, как наркоманы )) Слишком далеко зашли в бесчинстве и беспределе. Все упирается в поддержку финансового сектора.

По моим расчетам через процедуру отмывания за счет прогонки QEшных денег через активы удается отжимать до 6-14% от объема QE в год для всех первичных дилеров. Они не могут сразу отразить QE, как профит на своих балансах, поэтому необходима некая процедура отмывания. Учитывая дефицит качественных активов, то надувать пузыри стали везде, распихивая ликвидность от ФРС по всему шлаку, который только возможен. Не берут кредиты? Не беда, есть куда засунуть. Второсортные корпоративные облигации, низколиквидные акции 3 эшелона, гос.облигации банкротов из группы ПИГС. Пузыри дуют везде. Все это буйство дешевой ликвидности, все это безумие с пузырями, весь этот бардак крышуется на самом верху непосредственно от ФРС.

Это не просто преступное попустительство, которое было в 2005-2007 годах, когда закрывали глаза на ипотечный пузырь, делая вид, что все нормально – так и должно быть. Сейчас это непосредственное участие и содействие в пузырях, т.к. действия и операции ФРС не просто способствуют столь деструктивным процессам, но и прямым образом их провоцируют.

Оценочный положительный эффект для дилеров от QE3 за все время действия – около 100-130 млрд чистого навара, что превышает по объему годовой оборот героина, оружия на черном рынке, торговлю людьми, органами и нелегальную проституцию. Причем, вероятно, объем монетарного мошенничества по своему размаху превосходит все совокупные преступные схемы, которые когда либо видело человечество. Тут может возникнуть вопрос – а зачем нужен реальный сектор, когда можно резвиться на фин.рынках с большей рентабельностью? Вполне понятно, чем все это буйство идиотизма закончится.


http://spydell.livejournal.com/519006.html#cutid1